О КОНФЕРЕНЦИИ
      В 2012 году, Международной конференции "Информационные технологии в науке, образовании, телекоммуникации и бизнесе" было 40 лет. Сам факт сорокалетнего юбилея говорит о том, что эта конференция стала уникальным явлением в научной жиз-
ни нашей страны. Первая половина срока её существования прошла при социализме, вторая при капитализме, но во все времена она пользовалась такой широкой извест-
ностью в научном сообществе, которой вряд ли может гордиться какой-либо другой научный форум.
      Вкратце история этой конференции такова. Она возникла под эгидой ЦК ВЛКСМ как "Школа молодых учёных" и под этим названием существовала почти 15 лет, пока её первые участники могли называть себя молодыми. Инициатором и затем бессменным локомотивом этих школ, а затем конференций был энергичный организатор Евгений Леонидович Глориозов, в то время доцент МИЭМ, более известный как пятикратный чемпион СССР по самбо. Появлению школ предшествовал первый в СССР научный семинар "Математические методы моделирования в электронике", проводившийся несколько лет в МИЭМ под руководством доцента, впоследствии профессора Алексея Васильевича Николаева. Первая конференция состоялась в 1974г. в г. Кострома. На нёё приехали энтузиасты нового научного направления - САПР, называвшегося тогда "Машинное проектирование электронных схем". Соответственно тематика конференции была посвящена применению вычислительных машин в электронике и включала секции моделирования транзисторов, расчёта статических режимов и переходных процессов в электронных схемах, и оптимизации их параметров. В основном эта область науки в то время развивалась в крупных учебных институтах, таких как МВТУ, МИЭМ, МАИ и других. Участников было немного, но все хорошо знали друг друга по публикациям и это способствовало установлению тёплого климата в их отношениях. В конференции наряду с начинающими учёными участвовали и известные специалисты, доктора наук и профессора Матюхин Н. Я. - первый член-корреспондент АН СССР, получивший это звание за работы по автоматизации проектирования и конструирования электронных изделий, И. П. Норенков - лауреат Госпремии СССР за создание первой отечественной программы моделирования схем, использованной в промышленности, В. П. Сигорский - автор матричных методов расчёта схем, З.М. Бененсон - человек необъятной научной эрудиции, работавший в КБ-1 (тогда п/я 1323, ныне НПО "Алмаз") заместителем академика Б. В. Бункина по научной работе, Б.И. Блажкевич - крупный учёный в области теоретических основ электротехники и другие.. Дискуссии были интересные, острые, но доброжелательные и дали заметный толчок развитию компьютерного моделирования в нашей стране. По прошествии многих лет эта конференция, по общему мнению её участников, была одной из самых успешных.
      Последующие конференции проходили в основном в молодёжных лагерях "Спутник", чаще всего в Гурзуфе, а также в Сочи и других городах. Расширялась тематика конференции. На ней наряду с моделированием электронных схем стали рассматриваться методы построения САПР (профессор В. Мищенко), проектирования больших интегральных схем (профессор Б. Н. Файзулаев), автоматизации структурно-параметрического синтеза элементов электронных схем (профессор Е. Л. Глориозов), использования в САПР методов искусственного интеллекта (профессор В. Н. Ильин), построения интеллектуальных программ (чл.- кор. Эстонской ССР Э. Х. Тыугу), тензорных методов расчёта вычислительных устройств (профессор В. П. Панфёров), использования в САПР генетических и эволюционных алгоритмов (профессора В. М. Курейчик и И. Л. Букатова), конструирования печатных плат (профессор А. М. Бершадский), и многие другие. Благодаря энергичным усилиям Н. В. Добаткиной, сотрудницы Московского института связи, в конференцию влилась тематика сетевых коммуникационных технологий. Активными участниками школы стали виднейшие отечественные учёные академики РАН СССР Бурцев, генеральный конструктор профессор Я. А. Хетагуров, профессор Ж. Н. Зайцева,профессор Д.И. Батищев, профессор А. Н. Кармазинский, профессор А. Я. Архангельский и многие другие.…
      Школа молодых учёных вполне соответствовала поставленным перед нею задачам обеспечения обмена научными достижениями, расширения научных и человеческих контактов, общения с крупными учёными. Расширение тематики школы и возрастного состава её участников привело её к превращению в крупное явление в научной жизни страны и повышению её статуса до уровня Международных конференций. В составе этих конференций по предложению В. Н. Ильина стал действовать Дискуссионный научный клуб, на заседаниях которого вместо докладов заслушивались мнения участников по разным спорным вопросам. Ныне тематика конференций обогатилась экономикой. бизнесом, вопросами образования, медицины, проблемами общественного развития. Она расширилась настолько, что организатор конференций Е. Л. Глориозов в рамках основной конференции стал проводить конференции-сателлиты, посвящённые смежным пограничным вопросам. Эта новая современная форма проведения конференций полностью отражает известное положение о том, что новые инновационные открытия появляются не в рамках устоявшихся научных направлений, а на их стыке.
      Количество участников конференции всё время увеличивалось, достигая порой 200- 250 человек. К участию в конференции привлекали не только возможность широкого общения и установления новых научных связей, не только благодатный крымский климат, яркая природа и Чёрное море, но и сложившийся на ней особый тёплый климат человеческого общения, о котором следует сказать отдельно. За многие годы участия в конференции образовался коллектив и научных единомышленников, и близких друзей. Приезд на конференцию стал для них общим праздником. Утренние заседания вечером превращались в множество дружеских посиделок. Особенно ярко это проявилось в годы, когда конференция проходила в Гурзуфе, в лагере "Спутник", где все проживали в бунгало, которые называли "бочками". Обычно в каждой бочке жили участники из одного города или даже из одного учебного института. Так, были бочки ленинградские, минские, пензенские, маевские, миэмовские и т. д. Проходя по центральной аллее "Спутника" по доносившимся из бочек разговорам и песням легко было определить, кто где живёт и чем в данный момент занимается. Стоило только зайти и ты становился желанным гостем. Постепенно образовалось сообщество постоянных участников, получившее название "гурзуфское братство". Многие из его членов приезжали на конференцию десятки раз, а профессор А. М. Бершадский ("откуда-то из Пензы", как над ним подшучивали) был аж 37 раз, как он сам подсчитал. На конференции параллельно с научной жизнью шла и другая, которую называли "культурной программой". В рамках этой программы организовывались тематические вечера москвичей, ленинградцев, минчан, пензенцев и т.д. по признаку города проживания. Эти вечера были похожи на смесь КВН, эстрадного концерта и всего того, что теперь называют "шоу". Участники пели, плясали, рассказывали забавные истории, подшучивали над другими участниками и т. д. Каждый такой вечер ожидался с большим интересом. Особая дружеская атмосфера "гурзуфского братства" проявлялась, в частности, в том, что его члены сочиняли друг на друга острейшие эпиграммы и пародии, особую прелесть которым придавал используемый в них искромётный мат, вызывавший смех до колик. Эти эпиграммы никогда не вызывали чувства обиды, наоборот, сам факт написания эпиграммы означал, что её объект имеет высокий научный и человеческий статус и заслуживает всяческого уважения. Не каждый удостаивался такой высокой чести - быть предметом эпиграммы. Культурный уровень, сохранившийся с советских времён, не позволяет, к сожалению, воспроизводить эти эпиграммы в печати. Вот самая приличная из них, принадлежащая "профессору Шуре", как называли ленинградского профессора Александра Васильевича Плотникова, однажды на почве непонятого остроумия подравшегося с киевским острословом Тетельбаумом :

      С неба пал метеорит
      И Бершадский был убит.
      Это что же за напасть -
      Камню некуда упасть.

      Без преувеличения решающую роль в появлении "гурзуфского братства" сыграл и продолжает играть бессменный организатор конференций Евгений Леонидович Глориозов, его неистощимая выдумка, природное чувство юмора, умение мастерски рассказывать анекдоты и организовывать дружеские банкеты по случаю прибытия. отбытия, а также любого очередного праздника между ними. Если эти строки не будут вырезаны из текста, это будет означать,.что он хорошо сохранился.
      Гурзуфская школа, как теперь обобщённо называют прошлые школы молодых учёных и нынешние конференции, сыграла огромную роль в развитии отечественной науки. "Из её стен", если можно так сказать, за сорок лет их существования вышли сотни докторов и кандидатов наук. Выступление с докладом на школе было обязательным условием их научного признания, особенно накануне защиты диссертации. Отзывы на диссертации, оппоненты опять же были продуктом гурзуфской школы. Оценивая её нынешнее состояние нужно отметить, что оно довольно значительно отличается от того, который она имела в советский период. Прежде всего. изменился её качественный состав..Раньше её основу оставляли научные сотрудники и преподаватели высшей школы. Ездили они за счёт средств от хоздоговоров, выделявшихся на командировочные расходы. После известных событий эта форма финансирования поездок отпала. Приезжают те, у кого есть деньги. Если раньше посещение заседаний участниками школы было обязательным. сейчас это дело добровольное - раз я плачу свои деньги, то и делаю то. что мне хочется. Как говорится, упала исполнительская дисциплина. Многие приезжают на школу не столько для того. чтобы пополнить свой научный багаж и повысить свой профессиональный уровень, а прежде всего чтобы отдохнуть и развлечься. Это явление грозит школе потерей её научного престижа. Будем надеяться, что участники школы проявят чувство ответственности и постараются упрочить славные традиции Гурзуфа.
      В заключение остаётся пожелать всем заинтересованным в сохранении этого культурного богатства успехов в работе, здоровья и участия в ежегодных конференциях в Гурзуфе.
Заведующий кафедрой МАИ,
профессор, д. т. н. В. Н. Ильин